Защитим родной аутсорсинг

Защитим родной аутсорсинг

Всё чаще в девелоперской среде раздаются голоса, что аутсорсинг – это скучно, в нём нельзя развиваться и вообще это вчерашний день. Некая Юлия Гузман в интервью ресурсу dev.by даже заявила, что аутсорсинг себя изжил и вообще в Беларуси отсталые IT именно из-за того, что весь белорусский IT – это слово на букву а.

Не буду принижать заслуги Юли в создании «самой продвинутой с точки зрения процессов компании», хотя я всегда лично считал, что успех компании меряется продвинутостью бизнеса и продукта, а не процессов. Вместо этого поговорим о том, почему аутсорсинг – это не вовсе не самое чёрное зло на земле, и почему он всё-таки себя не изжил и не изживёт в ближайшие 50-100 лет.

Итак, что современная IT индустрия может противопоставить аутсорсингу. Альтернатива, на самом деле, одна – это продуктовые компании. Они разрабатывают какие-то жутко интересные игры, купонные системы, приборы для измерения концентрации инертных газов в верхних слоях атмосферы и бог его знает, что ещё. Всё это очень продвинуто и наводит на мысль пойти попрограммировать и поразрабатывать свой продукт. Привлекать IT-специалиста здесь может 2 вещи.

Первое, возможность высказать свои ценные соображения по юзабилити и архитектуре продукта лично руководителям проекта и, внести таким образом свой личный вклад в изменение мира.  Это вполне реальная потребность человеческого организма, удовлетворившего потребности в еде и безопасности. Но не всё так просто. Дело в том, что не надо путать продуктовую компанию и стартап. В стартапе вы можете достучаться до руководства, ибо главная задача стартапера выжить и любая помощь будет принята с благодарностью. Если же вы захотите привнести свои идеи в закрепившейся продуктовой компании, то в 9 случаев из 10 вы будете посланы в мягкой форме. Дело в том, что IT-бизнес сегодня – это сложный механизм из десятков специализаций. А профильные специалисты в юзабилити, профильные архитекторы и профильные бизнес-аналитики сами лучше знают, как и что им делать. Как итог я знаю десятки людей ушедших за счастьем, но вернувшихся в аутсорс.

Второй важный момент – это технологии. Есть такое мнение, что в продуктовых компаниях более новые и интересные технологии. Господа, не обманывайте себя. В аутсорсинге найти высокотехнологичный проект в десятки раз легче, потому что аутсорсеры, как правило , работают с десятками продуктовых компаний.

То, что IT перестаёт быть интересным для людей, которые хотели бы творить – это факт, но это происходит повсеместно и в продуктовых и аутсорсинговых компаниях. Это естественный процесс роста крупных игроков, вытеснения мелких, усиления специализации и выработки технологических процессов, которые делают человеческий фактор всё менее и менее существенным. Такие же процессы происходили в автомобилестроении в начале 20-го века, в телекоммуникациях, продажах и т.д. Можно даже обратиться к истории военного дела и увидеть там ту же печальную историю. Вот в средневековой Японии было такое явление, как синоби-но-моно. Или ниндзя. Хроники средневековой Японии изобилуют описаниями хитроумных операций, диверсий и убийств, совершённых синоби из Ига, Кога, Фума, Нэгоро и Сайга. Однако после того, Токугава Иэясу нанял в практически полном составе кланы Ига и Кога и сделал их своей тайной полицией и охраной, их потомки оказались не в состоянии проникнуть в восставшую крепость Симабара, где подняли мятеж против центральной власти японские христиане. Для разведки диверсий сегуну пришлось нанимать клан Сайга, который с заданием справился. А ещё через 100 лет, ниндзя не осталось вовсе.

Как мы видим, при росте любой индустрии потребность в креативности у исполнительского звена постепенно уменьшается и сводится к нулю. Действительно сложные и интересные решения всё больше принимаются руководителями подразделений и служб. Таким образом, сегодняшнему программисту можно лишь посоветовать делать карьеру, ибо никакие уходы в продуктовые компании и отъезды за рубеж не дадут ему эту желанную креативную работу.

И наконец, о том, почему в Беларуси «некуда развиваться менеджерам, которые как Юлия Гузман не хотят создавать свой бизнес». Дело, опять таки, не в аутсорсинге. Дело в том, что IT не является самостоятельным бизнесом, а существует лишь как отрасль оптимизирующая расходы в других областях. А этих других областей бизнеса в РБ как раз и нету. 70% экономики страны принадлежат государству, при этом участие в государственных тендерах для нормальных компаний это каждый раз удар по печени. Дело в том, что в отсутствие ограничений на участие в тендерах позволяет выигрывать никому не известным компаниям, которые предлагают цену в разы ниже себестоимости. Взявшись за работу, такая компания, естественно, не укладывается в бюджет и государству приходиться оплачивать дополнительную работу, чтобы завершить наполовину сделанный проект. Репутация этой компании не нужна, так как после проекта она закрывается и открывается с новым названием. Штрафные санкции ей тоже не страшны, так как денег кроме как на выплату зарплат у неё нет. В итоге у государственных предприятий мало нормально работающих систем и постоянные проблемы с их поддержкой, а заказы пролетают мимо компаний, которые дорожат своей репутацией. Что же касается частного бизнеса, то работать с ним также тяжело, в силу низкого культурного уровня, родом из 90-х годов прошлого века. Судить о нём можно по случаю с сотрудниками Промвада, которых владелец одного из 5D кинотеатров запер в подсобке, и сказал, что не выпустит их, пока они не починят оборудование. На такое готовы идти конечно не все.

В будущем, конечно всё будет лучше и безопасней, но жить приходится сегодня. Поэтому идите лучше работать в аутсорсинге.

Андрей Юревич

 
 
система комментирования CACKLE
Go to Top